Преодолевая границу эпох. Часть 2

Когда мир меняется, перед каждым из нас встаёт вопрос: как меняться вместе с миром, чтобы сохранить способность конкурировать на следующем шаге цивилизации? Конечно, всегда можно уйти в монастырь; но если всё же оставаться в мире – значит, надо понимать, куда он идёт и как научиться жить по новым правилам. Эти цивилизационные изменения и порождаемые ими личные вызовы задают требования к так называемым навыкам будущего.

Говорят, что будущее нельзя предсказать: оно слишком неопределенно, а темп изменений слишком велик, чтобы за ними уследить. Но это не совсем так. Некоторые изменения не могут происходить мгновенно; а некоторые процессы, уже будучи запущенными, не могут быть мгновенно остановлены. Например, почти все ведущие технологические страны сейчас инвестируют в интернет-революцию, в создание дата-центров для хранения большого объема данных, в инфраструктуру передачи данных, в переход общества на цифровые технологии. Это серьезные инвестиции, за которыми стоит общественный консенсус и решения больших игроков – и вряд ли в ближайшие годы что-то может эту ситуацию развернуть в любом другом направлении. Или, скажем, в большинстве стран мира идет процесс старения населения – преимущественно в развитых странах, но изменения влияют на всё человечество. То есть длинные тренды, которые формируются в течение многих лет, и они служат нам точками опоры, относительно которых мы можем с достаточной долей уверенности утверждать, что они вряд ли поменяются.

Как встречать будущее

Логика работы по выявлению требований изменяющегося мира к нам такова. Мы видим, какой социальный процесс разворачивается. Видим, что нужен конкретный навык, чтобы в него вписаться. И мы видим, как возрастание ценности этого нового навыка начинает задавать новые требования к образованию, которое в такие моменты само становится «фазовым» - то есть таким, которое помогает человеку пройти его личный фазовый барьер, адаптироваться к новой социальной реальности. «Фазовое» в данном случае – термин из физики, примерно как фазовые состояния вещества, ну как вода может быть жидкостью, льдом или паром. Мы его используем, чтобы подчеркнуть, что будущее состояние общества – ну или конкретно образования - будет качественно отличаться от того, которое мы видим сейчас.

Что это может означать на практике? Вот, например, возрастает ценность навыка командной работы. Если мы должны работать в командах - причем в разных – значит, мы должны учиться этому в школе и в университете. Также это значит, что сам образовательный процесс тоже должен быть построен вокруг команд. Сейчас это не так: ученики в классе сидят, у каждого есть своя конкретная задача, и они ее решают. Списывать нельзя. Хотя списывание - это один из примеров очень простой командной работы, когда один, у кого лучше с той или иной компетенцией, помогает другому решить их общую задачу.

Но такой подход означает, что нам нужно школу или университет развернуть совсем в другую логику. В ней мы проверяем уже не способность сделать стандартную задачу, а способность творчески решить нестандартную задачу.

Ещё одно направление изменений возникает из тренда на автоматизацию, то есть вытеснение людей роботами из целого ряда профессий, связанных с выполнением повторяющихся механических операций. Это означает, что мы должны разобраться в наших уникальных, человеческих компетенциях и способностях, которые машины не способны воспроизвести, и сосредотачиваться именно на их развитии.

Мы привыкли, что должны быть эмоционально зажаты, что проявлять себя и свои чувства, публично предъявлять переживания – плохо. Такова культурная норма нынешнего, уже начавшего отмирать, индустриального уклада, мира людей-винтиков. Для работника на конвейере эмоции – это лишнее. А в случае тотальной автоматизации переживание чувств и обмен ими – ровно то, чего машины не могут дать, а люди могут. И тогда это ценно, уникальный человеческий опыт. Тогда способность к чувствованию и сопереживанию может стать частью больших новых секторов экономики с новыми ценностями, такими как доверие, искренность, выражение доброты по отношению к другим. А это все сектора так называемых человекоцентрированных сервисов – образование, лечение, здоровый образ жизни, личностное развитие, совместное творчество, даже разнообразные развлечения. Всё то, что мы, люди, с удовольствием делаем друг с другом.

И тогда не надо переживать, что машины заберут у нас эту всю рутину – кручение гаек на конвейерах или ответы на стандартные телефонные звонки. Давайте сосредоточимся на том, что нам, людям, ближе всего. На отношениях, на творчестве, на исследованиях, на переживаниях и так далее. И это будет основой новой экономики.

Кто сказал, что искусство должно быть сферой профессионалов? По мне, в желательной ветке развития цивилизации искусство демократизируется, возникнет понятие народного искусства. Если смотреть, как оно было в доурбанистическом древнем мире – каждый пел, каждый танцевал, каждый сочинял истории, каждый что-то рисовал – это было просто частью культуры, которой в племени владели в той или иной мере все. И это было для людей чрезвычайно раскрывающее действо, интересное, мотивирующее.

Экономика в нынешней модели – не более чем порождение определенного уклада. Если меняется уклад, и в результате мы не должны больше биться за еду, за кров над головой, - так как всё это в базовом сценарии предлагается каждому, - то для того чтобы люди не были иждивенцами, они должны научиться создавать новые ценности. И общество поощряет их именно за создание новой ценности. Это самое разное творчество, самоорганизация людей: не обязательно же быть сверхпопулярным гением, которого знают все; можно быть творцом для себя и для своих.

Когда ребенок рисует, он не задумывается о том, великий шедевр получится или нет. Он просто рисует, он получает от этого удовольствие. Потом общество оценивает его и ставит границу: повзрослев, ребенок узнает, что есть настоящее, профессиональное искусство, которое висит в музее и стоит дорого, а его рисунки – всего лишь жалкая дилетантская мазня. Поэтому, мол, и нечего лезть в эту сферу, так как для неё надо учиться специально.

Но в новом укладе очень важно восстановить в людях понимание того, что рисовать, петь, танцевать, писать стихи – умеет каждый.

Терапия футурошока

Быть выброшенным из индустриальной машины в мир самореализации – драма. Раньше был нужным человеком, имел профессию, был частью большого коллектива, делал какую-нибудь серьезную штуку – плавил сталь, а возможно, и клепал корпус ракеты. А теперь зачем жить? В этой ситуации и взрослым становится необходимым «фазовое» образование – научить работать с собой, понимать себя, развивать себя.

По мере того как всё будет ускоряться и усложняться, человек будет сталкиваться с футурошоком, с внезапным приходом будущего, которое он не готов принимать. Более того, он не может в этот момент опереться на те или иные внешние структуры или институты – они также начнут рушиться на его глазах. В этой ситуации самое верное решение – опора на самого себя, на свою внутреннюю ценность, внутренние смыслы.

И это как раз то, что лучше других в мире умеют делать предприниматели. Есть гипотеза, что в ближайшем будущем каждый в той или иной мере становится таковым. Что такого особенного умеет предприниматель? Он умеет делать выбор в условиях неопределенности, брать на себя ответственность и ломать сложившиеся стереотипы, в том числе своего собственного мышления. Более того, он делает выбор не только за себя, но и за группу, которой говорит: «Ребята, я сейчас вас через шторм проведу».

И значит, появление таких людей дает новую опору обществу. Фазовое образование должно воспитывать лидеров нового типа, способных находить внутри себя некоторый якорь, стержень, - и транслировать это вовне в виде конкретных действий, проектов, стандартов, сообщений и т. д. И нахождение других таких же соратников позволяет им выстраивать сети, строить коллективное взаимодействие. Именно сообщества, состоящие из людей, способных принимать решения и брать ответственность за свою жизнь, являются основой нового уклада. Потому что они всем остальным дают осмысленность их жизни, вдохновляют и вселяют уверенность. Чем больше таких, тем больше у нас нового уклада.

Поэтому предпринимательское образование – в ядре фазового образования.

А откуда берутся предприниматели?

Если мы будем в этом разбираться, то обнаружим, что точкой инициации для них было далеко не обучение в университете – там их, как правило, скорее, уже находят практически в готовом виде. А базовые вещи закладываются в возрасте 5–7 лет, когда ребенок начинает пробовать внешний мир и проявлять свою активность в нем. Ему либо бьют по рукам, либо не бьют. Если не бьют, он становится нахалом, который думает «А, я попробовал - получилось! Классно!» - и начинает пробовать что-то ещё. А потому предпринимательское образование нужно начинать по большому счету в этом возрасте.

Важно отметить, что вызов приходит не ко всем одновременно. Те, кто первыми получат компетенции нового уклада, будут иметь значительную фору. То, что государство этого не видит, для таких первопроходцев - скорее, преимущество. В ближайшем будущем за воспитание таких навыков будут готовы платить продвинутые родители, а в старшем возрасте – сами студенты. За это готовы платить и уже платят некоторые компании. Те, кто понимают это, вкладывают ресурсы в определенных детей, специально отбирают и растят таланты.

Для государства и общества неизбежной перспективой будет сосуществование в одном пространстве больших островов старого и нового укладов. У нас и сейчас в системе есть целые заповедники не только советской, но и досоветской старины. Вот РЖД, например, по своей логике не менялись уже сто лет. Построили систему дорог в царское время, она была с косметическими изменениями унаследована СССР, примерно в той же логике всё и сохраняется. У них даже позолота в офисах примерно такая, характерная больше для XIX века, чем для XXI. И это прекрасный пример того, что есть отрасль с консервативной технологией, которая говорит: «Мы также ещё сто лет будем грузы возить, и никуда вы от нас не денетесь».

Но есть и риск, что в какой-то момент просто всё сломается целиком. Система надломлена, и в тот момент, когда она начнёт проходить проверку на прочность, критически важным вопросом окажется «Сколько уже есть у нас островков нового уклада, на которые можно опереться и которые могли бы выполнять функцию порождающих образцов?». Сейчас есть время начать их создавать – чтобы встретить будущее во всеоружии.

Совет для читателей «Бизона»

Есть несколько вещей, которые точно можно начинать в себе культивировать.

Во-первых, нужно расстаться с иллюзией, что можно будет сидеть на своем теплом месте до конца своей жизни, что можно будет выбрать одну карьеру и в ней всё время быть. Если это так, то надо себя начинать превентивно готовить к ситуации, когда всё может резко поменяться. Это значит - личностное развитие. Кстати, банальные ответы, которые все привыкли слышать: не надо много пить и занимайся спортом - тоже актуальны. Без здоровья в этом наступающем мире человеку будет плохо, лучше им заниматься. Но кроме физической формы, нужно тренировать и психику – учиться быть стрессоустойчивым. Есть практики управления вниманием, навыки рефлексии. Такого рода вещи, которые раньше считались эзотерикой, сейчас воспринимаются как навык, который будет актуальным для каждого.

Во-вторых, надо идти за своим интересом. Нужно ставить себе задачу, даже если она идет просто из интереса, из бессознательного. Интерес - это способность слышать самого себя. Если человек может слушать себя, то он вырастает в самостоятельную личность. У меня есть интерес – значит, я готов тратить на него время, ресурсы и всё остальное. Через шаг я вдруг понимаю, как этот интерес я начинаю воплощать в жизни. И тогда я нахожу свою уникальность.

И в этом смысле открытые платформы обмена интересами – это хороший вход. Более того, надо периодически вдохновляться. Скажем, есть проект ted.com – его смысл в том, что люди, которые нашли свою уникальность, рассказывают то, что для них важно. И вы говорите: «Хорошо, я посмотрю» - и через это можете нащупать свой интерес. Это проще, чем восточные практики: до медитации дорасти нужно, а вот интерес каждый нащупать может.

В-третьих, требуется работать с мотивацией на самообучение и саморазвитие, на разговор с собой. Очень много людей ориентированы на внешние маркеры, ключевой из которых – слово «работа» со всем его набором коннотаций. Вершина карьеры ещё недавно – топ-менеджер сырьевой компании. Человек занимает позицию винтика системы: можно проследить его жизнь от занятия должности до семьи, машины, пенсии и смерти. Они развиваются внутри одного трека понятных навыков, они улучшают навыки, повышают свою эффективность - что они имеют в ответ? Повышают должность, повышают доход - и как бы иллюзорно успокаиваются ещё больше. Это внешние штучки типа «я же сменил машину», «я ездил в Лондон».

Но вдруг резко, допустим, нефть становится дешевой. Почему? Появились замещающие технологии, появилось биотопливо... Все люди, которые сделали ставку на то, что они до пенсии будут в «Газпроме» или «Роснефти», выясняют, что их карьера не гарантирована. И если ты был вице-президентом - и вдруг тебя увольняют, ты понимаешь, что развивался в отрасли, которая свернулась вместе с тобой и ещё с десятью миллионами таких же, которые тоже всю свою жизнь вложили в это, - а отрасли больше нет.

И вот мы имеем ситуацию, где появляется десять миллионов ненужных людей в стране, которые, быть может, достаточно квалифицированы, но теперь им придётся привыкать к другому уровню дохода. Это шок. Посмотрите на то, что происходило в начале распада СССР. Теперь представьте, что такое последовательно будет происходить в разных отраслях. Технологические сдвиги, а рядом с ними - много вытесняющих отраслей.

В-четвёртых, необходимо уметь видеть большой мир. Он становится плоским, глобальным - мы на самом деле входим в мир глобальной конкуренции, и это нормальная часть ситуации, границы будут иметь значение всё меньше. Конкуренция между странами, между компаниями – сегодня с классической торговлей конкурируют «Алибаба» и «Амазон», где всё больше вещей вы можете заказать дешевле, чем купить в любом из магазинов. А значит, мы должны думать про конкуренцию не просто внутри страны. Я должен стать лучше глобально, по мировому «гамбургскому счёту». Я должен найти свою уникальную ценность и быть уникальным глобально. А для этого я должен понимать, как устроен мир за пределами моей калитки, периодически учить языки. Я должен привыкать к мысли, что конкурирую не только с соседями, но я конкурирую с китайцами, индусами и всеми остальными.

Вызовы будущего нужно рассматривать как зону потенциальных возможностей для себя, а не только как зону страхов и неопределенности, от которой нужно держаться подальше. Вызовы будущего – это уникальная возможность для каждого человека вырастить себя.